green_stadium


"Зелёный стадион" (Стихи ориентировщиков)


Евгений Митрофанов (Новочеркасск, Ростовская обл. "Хоть это и напрасно..."
pun50
...Хоть это и напрасно,
Но верю я. хоть тресни:
Вот-вот наступит Пасха
И кто-нибудь воскреснет...

Апрель 2018г

Иван Казанцев (Новгород) "Программа подготовки к юбилейному старту АОра*"
pun50
Вниманью Вашему - "Программа подготовки
К Чемпионату" в следующем году,
Где самый молодой, красивый, ловкий
Порвёт всю Скандинавскую орду.

И тренеру, как водится, награда
За всё занудство в пять десятков лет.
Обсудим! Я считаю, нет преграды
Тому, кто хвост задрал, как пистолет.

* Александр Орлов (Великий Новгород)
Апрель 2018г.

Иван Казанцев (Новгород) "Священная война с Нью-Йорком и Парижем..."
pun50
Священная война с Нью-Йорком и Парижем
Объявлена была почти сто лет назад.
Но вот она уже все ближе, ближе:
В Нью-Йорке и Москве в огне дома горят.

Весь шар земной объят «Святым» костром террора _
С невидимым врагом сражается солдат.
Ушли боевики в леса, в пещеры, в горы,
И смертников опять готовится отряд.

Из искры воспалив разнузданное пламя,
Безумный Коминтерн сменился на Джихад:
С Аллахом на устах, за пазухою камень,
А пули без конца по улицам свистят…

Иван Казанцев (Новгород) "Жизнь - театр, давно известно..."
pun50
Жизнь - театр, давно известно,
И неважно кто актёр,
Потому что правит пьесой
Судьбоносный режиссёр.

В том театре жизни нашей
Снова наступил антракт,
И жуют в буфетах массы,
Забывая третий акт.

А на сцене повсеместно
Есть висящее ружьё:
Третий акт стреляет честно,
Снова в прошлое своё.

Иван Казанцев (Новгород) "Печаль-2015"
pun50
В 1941 – 1942 годах свыше 2 миллионов советских(!) граждан различных национальностей было депортировано в отдаленные территории СССР, в том числе сотни тысяч мобилизованных, в так называемую, трудовую армию. Депортация в трудовую армию была фактически арестом и заключением в лагерь. В основном это были молодые люди в возрасте 14 – 30 лет. Кроме гражданских лиц туда были сосланы также офицеры и солдаты Красной армии, прошедшие тяжелейшие бои 1941 года. В отличие от обычных заключенных трудармейцы ссылались бессрочно, а в 1948 году (война давно кончилась!) все репатрианты (оставшиеся в живых члены семей «кулаков» и репрессированных народов) были объявлены ссыльными НАВЕЧНО, в том числе малолетние дети и будущие дети, которые родятся у ссыльных (Есть случаи репрессированных, родившихся уже после смерти Сталина). Я знаком с ссыльными навечно 1950 года рождения: сотрудницей музея, генеральным директором крупнейшего химического комбината, а также заместителем начальника районного отдела внутренних дел.
В сороковых годах в состав родного нашего города Губаха Пермской (Молотовской) области входил небольшой поселок Гремячинск. По данным чудом сохранившегося медицинского журнала, только за 1942 год в местной больнице скончались от дистрофии и инфекционных заболеваний 400 трудармейцев, этапированных из немецких спецпоселений Казахстана и Сибири, куда они были ранее сосланы в тридцатых годах при ликвидации немецкой автономии в Поволжье. Цель перемещения на Урал: каторжный труд в трех угольных шахтах Гремячинска.
Тысячи трудармейцев умерли на строительстве Широковской ГЭС в Губахе в 1941 – 1947 годах. Большинство контингента составляли юноши и девушки. Тысячи репатриантов «гнили» в ужасных шахтах Губахи без пищи, медицинской помощи, санитарной и технической безопасности. Отец генерального директора с четырнадцати лет по колено в воде долбил уголь в шахте поселка «Половинка». По 13-15 часов в сутки, практически без выходных. Как констатируют документы, большая часть семей жила в землянках, а в пятидесятых годах в бараках по 3 – 5 семей в комнате.
Свидетельства «осколков» этого сектора депортаций ГУЛАГА мы застали в пятидесятых – шестидесятых годах. Бараки на Банном поселке, в Нижней Губахе, на четвертой шахте и шахте им. Урицкого, братское кладбище шахтеров в поселке «Половинка», повсеместные зоны и комендатуры во всех поселках и окрестностях Губахи. В одной зоне сняли половину колючей проволоки, пристроили веранду к бараку, и появился пионерский лагерь «Химик», где мы с братом провели лето в 1962 году.
Какие здесь, на Северном Урале, были суровые условия жизни мы испытали вполне, но имея хорошую одежду, теплые цивилизованные жилища, приемлемое питание, особенно не роптали на среду обитания. Печально было смотреть на обитателей бараков, многие из которых в пятидесятых годах были очень состоятельным людьми несколько дней после получки, а потом всё пропивали и целый месяц их семьи жили впроголодь.


Не месть руководит стихом моим,
Но лишь печаль. И пепел сожаленья,
Что совесть - просто звук, без угрызенья,
Когда беседуешь с Создателем своим.

Тех угрызений нет на фоне страха,
На фоне пламени вселенского костра,
Где гибнут брат родной и сводная сестра,
Где сын и дочь несут сердца на плаху.

Мой стих - не вопль, не стон в бою кровавом,
Мой стих - лишь отблеск тонкий от свечи
У гроба. И без слов. Зачем слова? Молчи.
Проехали последнюю заставу,
Звон колокольчика теряется в ночи,
И на стихи мне не найти управу.

Иван Казанцев (Новгород) "Фальш"
pun50
Фальшивый из под кепки взгляд направив,
Газета утренняя вышла на панель:
В толпу, в поток, в людскую карусель
(А с нею Пустота и сам Чапаев).

Газета - зеркало, как водится, кривое,
Кричала фразами лихих передовиц
Об урожаях риса и пшениц,
О подвигах стахановских в забое.

И фальшь казалась людям правдой чистой,
Прозрачной, словно детская слеза.
Когда громила левых уклонистов,
Гремела в поднебесье, как гроза.
И древние срывала образа
Руками глупых юных атеистов.

Иван Казанцев (Новгород) "Смута"
pun50
Нам просто поделить эпохи
Веков, гудящих, как набат.
Эпохам посвящаем строки,
В которых предки говорят.

Эпоха смут и потрясений:
Пришел династии конец,
С небес спустился мрачный гений,
Родился дьявольский гордец.

Со снегом дождь объяли землю,
И мрак разлился от костра.
В угоду дикому веселью
На углях пляшет детвора.

И смрад, и голод, и разруха
Со смутой об руку идут.
Там пир даёт Чума-старуха,
Там дань насилью отдают.


Каково тебе, Димитрий,
Во сырой лежать земле?
Каково тебе, Лжедмитрий,
Во престольной на коне?

Каково вам, Годуновы,
Там, где «мальчики в глазах»?
Власть несёт закон суровый:
Страх рождает новый страх.

Каково вам, ляхи, шведы,
Толпы тушинских громил?
Подожги избу соседа,
Чтоб тебя он не сгубил.

Бей, коли, вздымай на дыбу:
Нет ни Бога, ни креста,
Пусть другой поймает рыбу
Для вселенского поста.

Ну, а что Вам, князь Пожарский,
Минин в Нижнем посулил?
То ли трон кремлёвский царский,
То ли земли до Курил?

Смута всё перемешала:
Где разбойник, там и князь.
Лет прошло с тех пор немало:
Те же грабли, та же грязь.

Век двадцатый правит балом,
Призрак бродит по Земле
И хоругвью - стягом алым
Сотрясает власть в Кремле.

Снова нет успокоенья,
Снова тяжкая стезя:
Кровь приносит упоенье
Для плебея и вождя.

Но опять на три столетья
Возвращаем времена.
Снова финиш лихолетья...
И оплаченный сполна.

Иван Казанцев (Новгород) "Пришла война и все стихи увяли..."
pun50
Пришла война и все стихи увяли,
Как поздние осенние цветы,
А новые появятся? - Едва ли:
Стихи не могут жить без красоты.

Огонь и дым под звуки канонады,
Не музы правят миром - только меч.
Ах, видимо, кому-то очень надо,
Чтоб головы долой катились с плеч.

Эй, ты - поэт! Зачем твои потуги,
Какой с них толк - одна лишь маята,
Кому нужны среди кромешной вьюги?..
На мир легла могильная плита:
Погребены надежда и мечта,
Зато в цене кровавые услуги.

Иван Казанцев (Новгород) "Мясной Бор - 1970"
pun50
Как нам хотелось встретить
Волны на грани срыва.
Парусом встать под ветер
В час морского отлива.

Как нам хотелось в горы,
Где ледопад грохочет
И замирают взоры,
Глядя в бездонность ночи.

Как нам хотелось в небо,
Чтобы парить, как птицы…
Как нам хотелось хлеба
И из ключа напиться…

Выжить, ну, хоть со стоном,
В той грандиозной бойне,
Чтобы к любимым жёнам
В дом возвратились воины.

Только мы зря хотели:
Нет и в могиле места!
И замели метели
Наши «диваны» и «кресла».

Наши тела в окопах,
В «гнездах», в автомобилях:
Будто в огромных сотах
Взрывом похоронили.

Сотни лежат скелетов -
«Сраму они не имут» -
Снова приходит лето
И переходит в зиму.

Нет нам упокоенья,
Тем, кто хотел вернуться -
Мимо того селенья
С рёвом авто несутся.

Сколько же неизвестных,
Без вести здесь пропавших…

Боже! В раю есть место
Нам, за других страдавшим?

Иван Казанцев (Новгород) "Дуэт дятла с кукушкой"
pun50
Ку-ку, бум-бум, ку-ку, бум-бум.
Стучим, кукуем наобум.
Я насчитал 120 лет
Под барабанный стукобред.
Наш барабанный перестон;
Надрывы, взрывы вздутых вен.
Бум-бум, ку-ку, бум-бум, ку-ку.
Пророк пернатый на суку
Наворожил тягучий бег
Сквозь долгий мой печальный век,
Сквозь память мировой войны.
Другие звуки не слышны…

?

Log in

No account? Create an account